Судебная практика истечение срока давности

В статье мы постараемся ответить на все вопросы по теме: "Судебная практика истечение срока давности". Предлагаем ознакомиться и информацией от авторитетных тематических источников. Если же возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Взаимоотношения банка и гражданина, который просрочил платеж по кредиту, почти всегда укладываются в нехитрую формулу — банк все равно возьмет свое. Но судебная практика показывает, что соблюдать сроки и уважать закон надо не только гражданину.

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры. Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник. Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Нарушения Верховный суд нашел именно в решении апелляции. Он внимательно изучил договор банка и гражданина. Там был пункт, в котором сказано, что погашение кредита и уплата процентов идет ежемесячно равными суммами. А в другом пункте написано, что банк имеет право потребовать всю сумму задолженности по кредиту и по процентам при просрочке больше чем на 15 календарных дней. Право собственности на квартиру и обременение в виде ипотеки было зарегистрировано в ЕГРН. Требование погасить весь кредит досрочно в течение трех дней банк отправил должнику уже через год. Но он долг не погасил.

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, «поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет». А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, «исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа». Поэтому банк вправе «требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд». Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на «неправильном применении норм материального права». Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности — три года. Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку. Вывод Верховного суда — банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом. При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям — проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее. Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию — о возврате суммы кредита. В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума. Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Неделя № 79(7837)

Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давности

17 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-12584 по спору о взыскании с ОАО «РЖД» его контрагентом убытков в связи с ненадлежащим ремонтом грузовых вагонов.

Обстоятельства дела

В июле 2015 г. ООО «РегионТрансСервис» (заказчик) и ОАО «РЖД» (подрядчик) заключили договор по ремонту грузовых вагонов. По условиям договора подрядчик нес ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств. Он также предоставлял гарантию на ремонтные работы со дня заполнения формы ВУ-36М. Необходимость составления акта по форме ВУ-41М при расследовании причин отцепки отремонтированного грузового вагона по причине технологической неисправности устанавливалась п. 3.18 договора. Пунктом 7.2 договора стороны предусмотрели претензионный порядок урегулирования споров. Срок рассмотрения такого документа составлял 30 календарных дней с даты его получения.

Читайте так же:  Иск по делу об административном правонарушении

В мае 2017 г. подрядчик (ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2») выполнил текущий ремонт колесной пары грузового вагона заказчика. Через четыре дня после этого был выявлен дефект отремонтированной колесной пары, поэтому грузовой вагон отцепили для повторного ремонта. Ремонтные работы проводились подразделением другого контрагента заказчика, с которым последнего связывал ранее заключенный договор на ремонт грузовых вагонов.

Впоследствии комиссия (с участием представителя подрядчика) провела расследование причин отцепки грузового вагона. По итогам проверки были составлены акт-рекламация по форме ВУ-41М, акт выполненных работ по устранению недостатков. Исполнителю также были направлены уведомление о произведенном ремонте грузового вагона (форма ВУ-36М) и дефектная ведомость (форма ВУ-22). Согласно акту-рекламации неисправность грузового вагона возникла вследствие некачественного выполнения ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2» работ по плановому ремонту. Стоимость устранения недостатков превысила 18 тыс. руб. Эта сумма была полностью оплачена заказчиком, который направил исполнителю претензию 26 февраля 2018 г.

Суд не сразу принял иск к производству, а потом отказал в его удовлетворении, сославшись на сроки давности

В связи с отказом «РЖД» удовлетворить претензию (письмо от 15 мая 2018 г.) 7 июня того же года «РегионТрансСервис» обратился в суд, направив иск через систему «Мой арбитр». Сначала арбитражный суд оставил иск без движения, поскольку к нему не были приложены документы, подтверждающие направление его ответчику, а также уплату госпошлины. Впоследствии суд все-таки принял иск, который 30 августа был оставлен без рассмотрения в связи с непредставлением подлинного иска и надлежащих копий приложенных к нему документов, а также оригинала платежного поручения об уплате госпошлины.

31 августа 2018 г. истец в очередной раз предъявил в суд иск к «РЖД» о взыскании убытков, который был принят судом для рассмотрения в порядке упрощенного производства. В итоге арбитражный суд отказал истцу в удовлетворении его требований в связи с пропуском им срока исковой давности. «Так, неисправность обнаружена 27 мая 2017 г., таким образом, поскольку исковое заявление подано в суд 31 августа 2018 г., то есть за пределами срока исковой давности, заявленные в настоящем деле исковые требования удовлетворению не подлежат», – отметил суд.

В дальнейшем апелляция оставила решение первой инстанции в силе. При этом апелляционный суд сослался на ненадлежащее исполнение истцом своих процессуальных обязанностей, послужившее основанием для возврата первоначального искового заявления. «Таким образом, фактически истец использовал правовые механизмы, закрепленные в п. 7 ч. 1 ст. 148 и ст. 204 АПК РФ для искусственного увеличения срока для обращения с иском в суд, то есть злоупотреблял своими процессуальными правами», – отметил суд

ВС пояснил, какой документ определяет причины возникновения дефектов ремонтных работ вагонов

Впоследствии истец направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, ссылаясь на неверное толкование двумя инстанциями сроков исковой давности.

Изучив материалы дела № А40-206612/2018, высшая судебная инстанция напомнила, что срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством выполненной по договору подряда работы, является специальным по отношению к ст. 200 ГК РФ и составляет один год. Если же подрядным договором установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы подано в его пределах, течение срока исковой давности начинается со дня подачи заявления о недостатках (Обзоры судебной практики ВС РФ № 2 за 2016 г. и № 2 за 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

«Практика взаимоотношений сторон при расследовании причин отцепки грузового вагона и ведении рекламационной работы описана в соответствующем Регламенте перевозчика, из которого следует, что между участниками отношений в сфере железнодорожного транспорта существует четкая схема взаимодействия. В процесс отслеживания работоспособности железнодорожных вагонов и выхода их из строя в пути следования вовлечены все заинтересованные в этом лица: собственник вагона; лицо, производившее деповской ремонт; поставщик определенной части (узла, детали); завод-изготовитель вагона; соответствующие подразделения перевозчика, производящие отцепочный ремонт и осуществляющие рекламационную работу; организации, осуществляющие отцепочный ремонт. Расследование причин отцепок и составление акта-рекламации вагонным эксплуатационным депо осуществляются комиссионным составом. Эксплуатационное вагонное депо в суточный срок с момента отцепки вагона информирует владельца вагона, а также причастные вагоноремонтные организации о случае отцепки», – отмечено в определении Суда.

Как подчеркнул ВС, итоговым документом, определяющим причины возникновения дефектов, а также предприятие, виновное в возникновении данных дефектов, является акт-рекламация формы ВУ-41М. Исходя из материалов дела, такой акт был составлен, и ответчик уведомлялся о произведенном ремонте по форме ВУ-36М.

«В рассматриваемом случае факт ненадлежащего выполнения работ по договору был выявлен в процессе перевозки. В акте-рекламации отражено, что неисправность вагона возникла вследствие некачественных работ по плановому ремонту, виновным в неисправностях признано подразделение общества «РЖД». Исходя из системного толкования норм, регулирующих процесс отправки вагонов в отцепочный ремонт, и специфики взаимоотношений сторон, в качестве заявления о недостатках, применительно к правилам ст. 725 ГК РФ, с момента совершения которого следует исчислять годичный срок исковой давности, следует рассматривать составление акта-рекламации формы ВУ-41М. Акт-рекламация в настоящем случае был составлен 8 июня 2017 г. и, следовательно, годичный срок исковой давности истекал 8 июня 2018 г.», – указал Суд.

Суд также разъяснил течение срока исковой давности и отправил дело на новое рассмотрение

Отметив, что истец обратился в суд 7 июня 2018 г., высшая судебная инстанция пояснила, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (п. 3 ст. 202 ГК РФ, п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока – на 6 месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

В рамках рассматриваемого дела ответчик получил претензию от своего контрагента 20 апреля 2018 г. Установленный договором срок ответа на претензию составлял 30 календарных дней с даты ее получения. «Ответ на претензию истца датирован 15 мая и получен истцом 24 мая. Следовательно, в период проведения процедуры досудебного урегулирования спора течение исковой давности по настоящему требованию приостановилось, и указанный период времени не должен засчитываться в срок исковой давности по делу. При изложенных обстоятельствах истец, прибегнув к несудебной процедуре урегулирования спора и затем обратившись в суд с иском 7 июня 2018 г., срок давности не пропустил. В силу п. 1 ст. 204 ГК РФ срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права», – отмечено в определении.

Читайте так же:  Срок исковой давности возврат

Срок исковой давности, как подчеркнул Верховный Суд, не течет с момента обращения за судебной защитой, если такое заявление было принято к производству. При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено (п. 2 ст. 204 ГК РФ).

Как пояснил Суд, иск, который в связи с устранением обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без движения, считается поданным в дату первоначального поступления, был принят судом к производству. Следовательно, с даты поступления иска в суд и до вынесения судом определения от 30 августа 2018 г. об оставлении иска без рассмотрения срок исковой давности не тек, но продолжался уже после указанной даты. «Вместе с тем 31 августа 2018 г. истец повторно направил в суд исковое заявление, которое принято судом к рассмотрению. При изложенных обстоятельствах выводы судов относительно пропуска истцом срока исковой давности нельзя признать обоснованными», – отметил Суд.

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов считает, что Верховный Суд при рассмотрении настоящего спора очень глубоко погрузился в процессуальные тонкости. «Очевидно, что судебная коллегия ВС РФ выбрала это дело как знаковое для демонстрации всем нижестоящим судам, как нужно работать со сроком исковой давности. Верховный Суд справедливо обратил внимание на то, что при приостановлении срока исковой давности, если до его окончания оставалось менее 6 месяцев (допустим, полмесяца, как в рассматриваемом деле), при возобновлении срок исковой давности удлиняется до 6 месяцев. Именно об этом забыли суды нижестоящих инстанций. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается», – отметил он.

По словам эксперта, остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее 6 месяцев, удлиняется до 6 месяцев, а если срок исковой давности равен 6 месяцам (или менее его) – до срока исковой давности. «Хочется надеяться, что вынесенное определение станет часто цитируемым судами нижестоящих инстанций при разрешении споров о пропуске и приостановлении срока исковой давности в будущем», – резюмировал Виктор Спесивов.

В то же время адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова считает, что определение нельзя назвать революционным, поскольку позиция по вопросу о приостановлении срока исковой давности на период соблюдения претензионного порядка урегулирования спора ранее уже высказывалась высшей судебной инстанцией (Определение ВС РФ № 301-ЭС16-537 от 6 июня 2016 г.). «Это же касается и «нетечения» срока исковой давности на период осуществления судебной защиты нарушенного права (см., например, Определение ВС РФ от 15 апреля 2014 г. № 9-КГ13-14)», – добавила эксперт.

По словам адвоката, в рассматриваемом деле вторая инстанция усмотрела в действиях истца злоупотребление процессуальными правами. «Апелляционный суд расширительно истолковал положения п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 и посчитал, что правила п. 1 ст. 204 ГК РФ в рассматриваемом случае не применяются так же, как если бы они не применялись при отказе в принятии заявления или его возврате», – отметила Алина Емельянова.

Эксперт полагает, что ВС, ограничившись формальным напоминанием судам правил истечения сроков исковой давности, обошел вниманием наиболее интересный вопрос о возможности расширительного толкования положений п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 при установлении признаков злоупотребления заявителем процессуальными правами. «Таким образом, определение Суда может способствовать недобросовестному поведению заявителей, направленному на искусственное увеличение срока исковой давности», – подытожила адвокат.

ВС пояснил правила истечения срока исковой давности по основным и дополнительным требованиям

12 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-17077 по спору о взыскании цессионарием с должника процентов задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В июне 2013 г. ООО «Стройгазконсалтинг» (генподрядчик) и «Нефтегазопроводстрой» (субподрядчик) заключили договор субподряда. Впоследствии в рамках дела № А40-75671/2016 суд удовлетворил иск субподрядчика о взыскании со своего контрагента по вышеуказанному договору задолженности на сумму свыше 6 млн руб.

В июне 2018 г. «Нефтегазопроводстрой» уступил право требования задолженности по договору цессии предпринимателю Сергею Трояну. По условиям такого договора права требования перешли к цессионарию в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе включая права требования денежных средств в счет уплаты основного долга, процентов, пеней, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В следующем месяце предприниматель направил в адрес «Стройгазконсалтинга» уведомление о смене кредитора с требованием об уплате задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Поскольку организация отказалась выполнять требование ИП, он обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с вышеуказанного общества 1,5 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 августа 2015 г. по 13 июня 2018 г.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из пропуска срока исковой давности, на чем настаивал ответчик в ходе рассмотрения дела. При этом суды пришли к выводу об истечении не только срока исковой давности по главному требованию, но и по дополнительному требованию (о взыскании процентов). Они сочли, что субподрядчику было известно о нарушении своего права с 2013 по 2014 г. (с учетом дат оформления сторонами справок по форме КС-3 и направления компанией в адрес общества счетов-фактур), а ИП обратился с рассматриваемым иском в суд лишь в августе 2018 г.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Сергей Троян сослался на нарушение нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-195567/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила, что с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (в частности, проценты, неустойка, залог, поручительство), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (п. 1 ст. 207 ГК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Со ссылкой на Постановление ВАС РФ от 10 февраля 2009 г. № 11778/08 высшая судебная инстанция отметила, что истечение срока исковой давности по требованию суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. «Однако если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, поскольку это требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то, следовательно, положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не могло послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил ВС.

Читайте так же:  Протокол об административном правонарушении без проведения проверки

Суд добавил, что аналогичная позиция о пределах действия правила п. 1 ст. 207 ГК РФ относительно сходного дополнительного требования (о взыскании неустойки) в ситуации, когда исковая давность по основному требованию не истекла и не может истечь (основное требование исполнено), нашла отражение в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 (2019). При этом из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 следует, что срок исковой давности по требованию о взыскании процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Верховный Суд заключил, что с учетом вышеуказанных правовых позиций высших судебных инстанций и того, что обществом допущена просрочка исполнения обязательств по договору и требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке, а срок исковой давности по нему не истек (п. 1 ст. 204 ГК РФ), предприниматель вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

В этой связи Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

В комментарии «АГ» адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что вопросы соотношения исковой давности по основному требованию и связанным с ним требованиям (прежде всего, о взыскании неустоек) неоднократно были предметом рассмотрения высших судебных инстанций.

«Так, ВАС РФ еще в 2009 г. (Постановление № 11778/08 по делу № А53-17917/2006) разъяснил порядок применения исковой давности по требованиям по процентам, когда кредитором было заявлено в суд требование по основной сумме, а по процентам – позднее в рамках отдельного требования. Суд справедливо разъяснил, что в такой ситуации, когда требование по основной сумме заявлено в установленном порядке, то при заявлении в последующем требований по процентам исковую давность по ним не следует исчислять с даты первоначальной просрочки (нарушения права). В такой ситуации кредитор имеет право на проценты по его требованию за трехлетний период, предшествующий обращению в суд с требованиями по процентам», – пояснил эксперт.

Артур Зурабян отметил, что вследствие неоднозначной судебной практики у судов оставались вопросы в ситуации, когда требование по основному долгу было исполнено в установленном порядке. «Например, как в данном случае текут сроки исковой давности в отношении процентов? Можно ли заявлять требования по процентам также из расчета в 3 года до даты иска без учета того, что сама просрочка основного обязательства имела место существенно раньше? Значимость данного вопроса подтверждается тем, что он был даже включен в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2019). И именно данная позиция была положена в основу рассматриваемого определения Верховного Суда», – полагает адвокат.

По его мнению, Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу (добровольно или через механизм судебной защиты) у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. «При этом кредитор может претендовать только на тот объем процентов, который приходится на 3 года до подачи иска. То есть, например, если нарушение обязательства имело место в январе 2015 г., требование было исполнено в феврале 2017 г., то у кредитора есть время до февраля 2020 г. для заявления соответствующих требований. При этом при заявлении требований, например, в декабре 2019 г., у кредитора есть право требовать проценты только за период с декабря 2016 г. по дату погашения долга, но не за весь период просрочки», – подытожил Артур Зурабян.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов согласился с Верховным Судом РФ в том, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. «Если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек ввиду того, что такое требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не может послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил эксперт. По его мнению, такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов подчеркнул, что в комментируемом определении Верховного Суда напоминаются азы исковой давности: «при судебной защите срок исчисляется по-другому (на время такой защиты он “замораживается”)». В этой связи он выразил сочувствие истцу в том, что последнему пришлось потратить много времени (включая время на обращение в высшую судебную инстанцию по такому банальному вопросу), чтобы в этой части закон был применен правильно.

Срок исковой давности по кредиту – судебная практика в 2019 году

С каждым годом количество судебных споров между кредиторами и должниками только увеличивается. Кредитор имеет право обратиться в суд, если должник нарушил взятые на себя обязательства. По общему правилу, на это кредитору дается три года с момента последнего платежа – столько составляет срок исковой давности по кредиту в 2019 году. Если иск подан после истечение трех лет, должник вправе заявить о пропуске срока давности, что само по себе является основанием для отказа в удовлетворении требований истца.

Расскажем подробнее, что такое срок исковой давности по кредиту в банке и какой установлен порядок его применения.

Что это такое?

Срок исковой давности (далее по тексту будет употребляться аббревиатура СИД) — это период времени, в течение которого возможна защита нарушенных прав в суде. Это разновидность так называемого пресекательного срока. С его истечением прекращаются правомочия истца по защите своих интересов в судебном порядке. Это вполне логично, иначе судебные органы погрязли бы в разбирательстве дел многолетней давности, по которым невозможно собрать доказательственную базу.

Читайте так же:  Курение электронных сигарет в общественных местах закон

Данное определение дано в соответствии со ст. 196 ГК РФ. В ст. 199 установлен порядок применения СИД:

  • пропуск СИД не препятствует подаче иска;
  • СИД применяется только по отдельному заявлению, ходатайству стороны ответчика;
  • если о применении СИД заявлено, это является для суда безусловной причиной отказа в удовлетворении требований истца.

Общий срок – 3 года. Законодатель оставляет за собой право устанавливать специальные сроки или правила его подсчета для отдельных требований, однако СИД не может быть более 10 лет (ст. 196 ГК РФ).

Если срок исковой давности истек

Не следует думать, что когда истекает СИД, все взаимоотношения между сторонами прекращаются автоматически. У банков есть возможность взыскать просроченный кредит, срок исковой давности не применяется судом самостоятельно, для этого нужно заявление ответчика. Образец можно найти не информационных стендах в суде, заполнить его не представляет труда, главное, необходимо указать на пропуск СИД. Однако необходимо быть готовым к тому, что в суде придется доказать дату отсчета СИД.

Кроме того, банк может продать долг и часто этим пользуется. Коллекторы же обычно не прибегают к принудительному взысканию и помощи приставов, применяя свои собственные методы взаимодействия с должником.

Обращаем особое внимание: в соответствии со ст. 203 ГК РФ течение СИД прерывается действиями должника, свидетельствующими о том, что он согласен с требованиями кредитора. К числу таких действий, согласно разъяснениям Верховного суда относятся, в частности:

  • признание предъявленной претензии с указанием суммы и признания долга;
  • изменение договора самостоятельно или через представителя (реструктуризация и т.д.);
  • подписание акта сверки.

После перерыва СИД начинает течь заново, то есть, опять отсчитываются три года.

Как СИД применяется к кредитной задолженности — судебная практика

Есть особенности в том, как рассчитывается срок исковой давности по кредиту. Судебная практика в 2019 году исходит из того, что началом его течения является дата, когда банк узнал о нарушении своего права. Это соответствует правилам ст. 200 ГК РФ. Когда образуется просрочка платежа по кредиту, банку становится об этом известно, и он уже вправе обратиться за защитой своих прав. Суд может с учетом обстоятельств дела определить и иной момент начала течения срока, например, дату составления определенных сводных документов о задолженности, однако чаще всего, он максимально приближен к дате последнего произведенного платежа.

Ранее существовавшая судебная практика об отсчете СИД с момента окончания договора сейчас не распространена. Она давала большие возможности банкам по злоупотреблению своими правами, ведь можно было насчитывать пени и штрафные санкции за весь установленный период действия договора и подавать в суд только после того, как он закончится, хотя руководству кредитной организации уже понятно, что заемщик не намерен исполнять свои обязательства.

В формате вопрос-ответ

Существует ли специальный срок исковой давности для требований кредиторов, возникших из договора потребительского кредита?

Нет, законом специальные сроки для таких требований не предусмотрены, действует общий СИД. Закон не регулирует отдельно сроки исковой давности по кредитам физических лиц, статья 196 ГК РФ применяется для всех рановидностей кредитов. Однако есть особенности, связанные с правилами определения даты начала течения срока.

Как отсчитывается срок исковой давности после отмены судебного приказа?

Есть такое понятие в законодательстве, как перерыв течения срока. Это касается и срока исковой давности. До внесения в ГК РФ изменений в 2013 году СИД прерывался подачей иска (или заявления о выдаче судебного приказа, по логике закона) в суд, теперь только совершением действий, свидетельствующих о признании требований истца.

Согласно ст. 204 ГК РФ на время судебного разбирательства течение срока «замораживается». При этом в части второй статьи установлено, что в случае оставления иска без рассмотрения течение срока продолжается. Эти положения можно распространить и на судебный приказ. В случае его отмены течение СИД, начавшееся до момента обращения с требованием, продолжается с момента вынесения соответствующего определения судом. В этом и есть принципиальное различие. После перерыва срока исковой давности начинает течь заново, в соответствии с законом, то есть, заново отсчитываются три года. В случае же с отменой судебного приказа отсчет срока не возобновляется, он продолжается.

Сколько длится срок исковой давности по кредиторской задолженности в 2019 году?

Общий срок определен законом — 3 года. Это правило действует, если не установлено иное.

Какие правила подсчета СИД установлены для поручителя?

Поручительство ограничено по сроку действия периодом, установленным в договоре. Если такой срок не указан, поручительство в соответствии со ст. 367 ГК РФ действует еще в течение года после окончания кредитного договора. То есть, если в течение этого периода времени банк не подал иск к поручителю, у последнего появляется возможность заявить о пропуске СИД.

Не плачу кредит 3 года – истек ли срок давности?

СИД истек, если в течение этих лет банк не обращался за судебной защитой в отношении должника. Бывает так, что должники даже не знают, что в отношении них открыто исполнительное производство на основании судебного акта. Проверить открытые исполнительные производства можно в Базе данных исполнительных производств на сайте ФССП. Если там нет информации, то волноваться не о чем. В случае обращения банка в суд за взысканием долга, необходимо будет заявить о пропуске банком срока исковой давности по кредитам, который составляет 3 года.

⇐Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!⇒

ЕСПЧ: Отказ в возбуждении уголовного дела из-за сроков давности нарушает презумпцию невиновности

29 января ЕСПЧ вынес Постановление по делу № 31816/08 «Стирманов против России», заявитель по которому Роберт Стирманов выразил несогласие с решением прокуратуры о прекращении его уголовного преследования в силу истечения сроков давности привлечения к ответственности за инкриминируемое ему деяние.

Обстоятельства дела

В 2005 г. директор унитарного госпредприятия обратился в прокуратуру с заявлением о совершении в 2003 г. его сотрудником Робертом Стирмановым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ (самоуправство). По мнению директора, Стирманов, будучи председателем комиссии по урегулированию споров о выплате зарплаты отдельным сотрудникам предприятия, превысил свои полномочия и нарушил установленную процедуру.

Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. Однако суд удовлетворил жалобу Роберта Стирманова, отменив это постановление и указав, что в соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования возможно только с согласия подозреваемого, и поручил прокуратуре устранить выявленные нарушения.

Читайте так же:  Поручение по административному делу

Тем не менее прокуратура опять отказалась от уголовного преследования гражданина по тому же основанию – оно вновь было обжаловано. Суд в очередной раз отменил постановление прокуратуры, однако прокуратура и в третий раз отказалась возбуждать дело. Соответствующее постановление прокуратуры от 26 апреля 2006 г. не было доведено до сведения Роберта Стирманова – тот узнал о нем лишь в конце следующего года. При последующем обращении в прокуратуру он получил ответ, в котором ведомство сообщило, что уголовно-процессуальное законодательство не обязывает органы прокуратуры информировать лицо, в отношении которого проводится проверка, об отказе в возбуждении уголовного дела, принятого по ее итогам.

При очередном оспаривании постановления прокуратуры Роберт Стирманов выразил несогласие с тем, что его сочли виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 330 УК. Однако суд отказался удовлетворять его требования, отметив, что ч. 2 ст. 27 УК применима только в отношении уже расследованного уголовного дела, в то время как в данном случае расследование не производилось. Впоследствии окружной суд поддержал выводы первой инстанции.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В июне 2008 г. Роберт Стирманов обратился в Европейский Суд с жалобой, в которой указал на нарушение российскими правоприменителями принципа презумпции невиновности, установленного ст. 6 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, прокуратура, по сути, признала факт совершения им преступления, а российские суды не устранили указанное нарушение.

В своих возражениях Правительство РФ отметило, что заявитель не исчерпал средства правовой защиты, поскольку не обжаловал последнее решение окружного суда в Верховный Суд РФ. Также российская сторона указала, что против заявителя не было возбуждено уголовное дело, в отношении него не избиралась мера пресечения. В обоснование своей позиции правительство сослалось на Постановление КС РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П, касающееся конституционности ст. 6 УПК РСФСР относительно прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки.

В возражениях на доводы правительства Роберт Стирманов пояснил, что его репутации был нанесен ущерб, поскольку коллеги узнали, что правоохранительные органы фактически признали его виновным по ст. 330 УК. Он добавил, что разъяснения КС, выраженные в Постановлении № 18-П, являются неполными и ошибочными в свете Постановления от 2 марта 2017 г. № 4-П (о котором ранее писала «АГ»).

Причиненный ему моральный вред Роберт Стирманов оценил в 5 тыс. евро, а также попросил компенсировать судебные расходы в сумме 2 тыс. евро.

Выводы ЕСПЧ

Европейский Суд изучил обстоятельства дела в рамках общего принципа презумпции невиновности, который является одним из элементов справедливого уголовного судопроизводства.

Как пояснил Суд, исходя из природы права на справедливое судебное разбирательство, необходимо установить материальное, а не формальное соответствие предъявленного обвинения в совершении преступления требованиям в соответствии со ст. 6 Конвенции. В этой связи только лицо, которое было задержано по подозрению в совершении преступления, а также подозреваемое или обвиняемое в соответствии с национальным уголовно-процессуальным законодательством, может считаться обвиняемым в совершении преступления согласно указанной статье и требовать защиты в ее рамках.

ЕСПЧ пояснил, что презумпция невиновности может быть нарушена путем незаконного признания вины обвиняемого – в частности, посредством нарушения его права на защиту. В силу того что заявитель не был осужден по ст. 330 УК, Суд пришел к выводу, что характер постановления прокурора от 24 апреля 2006 г. не оставлял сомнений в виновности заявителя. Также отмечается, что термины, используемые прокурором, выходят за допустимые рамки в отношении установления вины заявителя. Кроме того, ЕСПЧ подчеркнул важность репутации и ее публичного восприятия при прекращении уголовного дела.

С учетом вышеизложенного Европейский Суд признал нарушение ч. 2 ст. 6 Конвенции в отношении заявителя и присудил ему 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 500 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Оценка значимости постановления

Юрисконсульт Северной региональной организации Российского профессионального союза моряков Игорь Телятьев, представлявший интересы Роберта Стирманова в ЕСПЧ, в комментарии «АГ» отметил, что постановление было для него ожидаемым и является справедливым и обоснованным. По его мнению, оно примечательно тем, что позволяет найти выход из распространенной на практике ситуации, когда суды общей юрисдикции фактически игнорируют правовую позицию КС и в итоге признают действия прокуратуры обоснованными и законными.

«Если имеется официальный документ прокурора о том, что человек совершил преступление, но его освобождают от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, как можно не рассматривать данный документ в качестве официального обвинения в совершении уголовного преступления? – задается вопросом юрист. –Соответственно, не согласному с этим человеку должно быть обеспечено судебное рассмотрение предъявленного ему официального обвинения, так как только суд может установить его виновность или невиновность в совершении преступления».

По мнению Игоря Телятьева, в данном деле российские суды сочли, что прокурор может официально обвинить человека в совершении преступления без соответствующего судебного решения и без согласия обвиняемого с тем, что он виновен.

Адвокат Валерий Шухардин согласился с тем, что постановление ЕСПЧ весьма интересно: «В этом документе Суд раскрывает очень интересное понятие “обвиняемый”, которое в смысле ст. 6 Конвенции является автономным и поэтому оно значительно шире, чем предусмотрено УПК РФ». По словам эксперта, в указанную категорию также попадают лица, привлеченные к административной ответственности по правонарушениям, за которые предусмотрен административный арест или значительные штрафы, равнозначные уголовному наказанию.

«ЕСПЧ подчеркнул, что необходимо давать оценку содержанию и последствиям процессуальных актов прокурора, касающихся уголовного преследования, и указал на смысловую разницу в содержаниях подобных документов: эти акты, не являющиеся приговором суда, по смыслу должны не указывать на виновность лица в совершении преступления, а лишь подчеркивать, что имелось только подозрение в том, что лицо могло совершить преступление», – пояснил Валерий Шухардин.

По его словам, Суд правильно указал, что имеющийся в деле процессуальный акт прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела фактически указывает на виновность заявителя без надлежащего судебного приговора, что недопустимо с точки зрения реализации права на презумпцию невиновности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Валерий Шухардин выразил надежду, что постановление будет способствовать правильной формулировке органами государственной власти и правоохранителями своих решений – не затрагивая основных конституционных и конвенционных прав граждан.

Источники

Судебная практика истечение срока давности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here