Срок давности отпуска

В статье мы постараемся ответить на все вопросы по теме: "Срок давности отпуска". Предлагаем ознакомиться и информацией от авторитетных тематических источников. Если же возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

Срок давности отпуска

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 № 38-П

Комментарий

Отпуск положен сотрудникам за каждый рабочий год, при этом непредоставление отпуска в течение двух лет подряд запрещено ч. 4 ст. 124 ТК РФ. Эти нормы перекликаются с Конвенцией МОТ № 132, которую Россия ратифицировала в сентябре 2011 года. В Конвенции закреплено, что отпуск должен быть предоставлен не позднее 18 месяцев со дня окончания года, за который он предоставляется.

При увольнении сотруднику полагается компенсация за все дни неиспользованного отпуска – это прямо следует из ст. 127 ТК РФ. Тем не менее некоторые работодатели при увольнении не оплачивали отпуска, которые не были использованы за период, превышающий два года (а некоторые – 18 месяцев) с момента окончания рабочего года, за который они положены.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 25.10.2018 № 38-П рассмотрел жалобу бывших работников, которым при увольнении компания не оплатила отпуска почти за 10 лет. Вынося решения в пользу работодателя, суды указывали, что право требовать компенсацию за отпуск у работника есть в течение срока давности для разрешений трудовых споров. Сейчас это один год (ст. 392 ТК РФ). Исчисляться этот срок должен не с даты увольнения, а с момента окончания максимального периода, в течение которого должен быть предоставлен отпуск (18 месяцев в соответствии с Конвенцией или два года по ТК РФ).

Конституционный Суд отметил, что запрет предоставления отпуска реже одного раза в два года и указание на предельный срок, в течение которого отпуск должен быть предоставлен, служат дополнительной гарантией прав работников на отпуск. Эти положения ни в коем случае не ограничивают право работников на получение отпуска по истечении любого срока со дня окончания рабочего года, за который этот отпуск положен.

Кроме того, прямое указание в статье 127 ТК РФ на то, что при увольнении полагается компенсация за все неиспользованные отпуска, исключает возможность отказа в выплате по каким-либо основаниям.

Из постановления Конституционного Суда РФ следуют два главных вывода:

  1. отпуска сотрудники могут использовать до увольнения, даже если с момента окончания рабочего года, за который они положены, прошло более двух лет.
  2. при увольнении сотрудник может получить компенсацию за все неиспользованные отпуска, даже если с момента окончания рабочего года, за который они положены, прошло более двух лет.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Иск в суд о выплате компенсации за неиспользованные отпуска необходимо подать в течение года с момента увольнения (ст. 392 ТК РФ).

Как «поджигают» отпуска

После того, как в 2010 году Россия ратифицировала Конвенцию Международной Организации Труда № 132 об оплачиваемых отпусках (Федеральный закон от 1 июля 2010 г. № 139-ФЗ), возникла необходимость заново ответить на вопрос о том, в какой момент работник лишается возможности реализовать свое право на неиспользованный отпуск.

Поводом для дискуссий стала норма ст. 9 Конвенции, согласно которой непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска (как минимум две недели) предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска – не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск. Многими это положение Конвенции было истолковано так, что через 18 месяцев дни отпуска, оставшиеся от рабочего года, «сгорают». Затем последовали многочисленные консультации и интервью, в которых не только независимые эксперты, но и чиновники высказали мысль о том, что оснований для такого вывода не имеется.

Так, на сайте созданного Рострудом электронного сервиса «Онлайнинспекция.РФ» в разделе «Популярные вопросы» размещен ответ следующего содержания: «Даже если по каким-то причинам отпуск не был предоставлен работнику в течение нескольких лет, никакого «сгорания» отпусков не происходит. Работодатель должен предоставить работнику все неиспользованные отпуска». Заместитель руководителя Роструда Иван Шкловец в ходе Всероссийского онлайн-семинара, проведенного компанией «Гарант» в августе 2015 года, также с уверенностью заявил, что неиспользованные отпуска не «сгорают». Он добавил также, что при их возникновении работодателей привлекают к ответственности и обязывают предоставить работнику все накопленные дни отдыха.

Согласно ч. 1 ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. И тем не менее работникам, у которых остались неиспользованными отпуска за рабочие годы, закончившиеся более полутора лет назад, сегодня нельзя быть уверенными в том, что они смогут добиться денежной компенсации за такие отпуска при увольнении.

Как оказалось, в некоторых субъектах РФ суды общей юрисдикции, руководствуясь именно ст. 9 Конвенции, поддерживают работодателей, не выплативших работнику при увольнении компенсацию за все накопленные отпуска. Работодателю достаточно заявить в суде о пропуске работником срока исковой давности.

Суды подчеркивают, что согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В силу норм Конвенции работник должен использовать ежегодный оплачиваемый отпуск в течение 18 месяцев после окончания того года, за который он положен. Таким образом, с требованием о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск можно обратиться в суд только в течение трех месяцев со дня окончания указанного 18-месячного периода (см., например, определение Московского городского суда от 14 августа 2015 г. № 33-28958/15, определение Московского городского суда от 13 июля 2015 г. № 4г-6930/15, определение Ульяновского областного суда от 14 июля 2015 г. № 33-2923/2015).

Основанной на тех же нормах, но более распространенной является следующая формулировка вывода об исковом сроке: по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска такой срок в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 месяцев + 3 месяца). Такая позиция содержится, например, в определении Московского городского суда от 2 июня 2015 г. № 33-14982/15, определении Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 28 апреля 2015 г. № 33-1904/2015, определении ВС Республики Карелия от 27 марта 2015 г. № 33-1227/2015, определении ВС Республики Башкортостан от 3 марта 2015 г. № 33-3295/2015.

Можно встретить и такой вариант, согласно которому срок по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска составляет 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск (определение Московского городского суда от 26 мая 2015 г. № 33-11576/15, определение ВС Республики Башкортостан от 7 апреля 2015 г. № 33-5543/2015).

Читайте так же:  Ст 16 упк рф сроки обжалования постановления

Во всех указанных случаях суды никак не соотносят начало течения срока исковой давности с днем увольнения. Истцы ссылались на ст. 127, ст. 140 ТК РФ, в соответствии с которой выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника, однако в приведенных примерах эти попытки аргументировать свою позицию не увенчались успехом. По мнению судей, такой подход основан на неверном толковании норм материального права: положения Конвенции о сроке исковой давности по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска имеют приоритет над российским законом.

Данная тенденция в судебной практике привлекла внимание научного сообщества. Данный вопрос обсуждался на Международной научно-практической конференции «Системность в трудовом праве и праве социального обеспечения (Первые Гусовские чтения)», которая проходила 4-5 июня 2015 года в Университете имени О. Е. Кутафина (МГЮА). На конференции было принято обращение к органам государственной власти, в котором ученые говорят о недопустимости подобного толкования Конвенции и ее применения для ухудшения положения работников и нарушения их конституционного права на отдых, а также просят оказать содействие в донесении их позиции до высшей судебной инстанции.

Надо сказать, что еще недавно, причем уже после вступления Конвенции в силу для России, те же самые суды, которые сейчас отказывают работникам, взыскивали в их пользу компенсацию за все неиспользованные отпуска, независимо от того, за какой период они положены, и ссылались при этом на ст. 127 ТК РФ (определение Ульяновского областного суда от 28 мая 2013 г. № 33-1783/2013, определение Московского городского суда от 22 ноября 2012 г. № 11-8853/12).

Почему суды стали менять свою позицию и, главное, почему одно единственное общее положение Конвенции воспринимается ими как альтернатива целому ряду специальных правил трудового законодательства, непонятно. Основанным на неверном толковании норм права следует считать как раз подход, при котором срок исковой давности по требованию о компенсации за неиспользованный отпуск выводится из положений Конвенции и никак не коррелирует с днем увольнения.

А теперь обратимся к тексту ст. 1 Конвенции: «Положения настоящей Конвенции применяются через национальное законодательство и нормативно-правовые акты, в той мере, в какой они не применены иначе посредством коллективных договоров, арбитражных и судебных решений, государственных механизмов установления заработной платы или любых других схожих инструментов в соответствии с практикой данной страны и с учетом существующих в ней условий». Иными словами, Конвенция требует издания внутригосударственного акта для ее применения, если национальные правила не предусматривают иного способа придания ей силы. Поскольку российская правовая система в принципе не допускает непосредственного применения международных договоров с подобного рода оговоркой, российские суды при разрешении трудовых споров не могут руководствоваться положениями Конвенции и должны опираться на ТК РФ.

Однако даже если допустить, что Конвенция может применяться непосредственно, для этого она должна устанавливать другие правила, чем предусмотрены трудовым законодательством по тому же вопросу. Совершенно очевидно, что ст. 9 Конвенции лишь устанавливает границы периода, в течение которого отпуск должен быть использован, и по предмету своего регулирования пересекается только с ч. 3-4 ст. 124 ТК РФ. О том, что происходит с правом на отпуск по окончании этого периода, и тем более о том, что работодатель в течение этого периода должен по требованию работника выплатить компенсацию за отпуск, ст. 9 Конвенции ничего не говорит.

С точки зрения как ТК РФ, так и Конвенции фактическое использование отпуска и получение денежной компенсации за него – это разные способы реализации права на отпуск. По поводу замены отпуска денежной компенсацией Конвенция содержит отдельные правила. Так, ст. 12 Конвенции запрещает сторонам договариваться о неиспользовании минимального ежегодного оплачиваемого отпуска с заменой его компенсацией. А в ст. 11 Конвенции сказано, что работнику после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который ему не было предоставлено отпуска, или же выплачивается денежная компенсация, или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем. При этом никаких ограничений по продолжительности периода, пропорционально которому определяется количество положенных работнику дней отпуска, не установлено.

Получается, что Конвенция других правил по вопросу о денежной компенсации и не предусматривает. Она, как и ТК РФ, в принципе не допускает замену основного отпуска денежной компенсацией в период действия трудового договора, а обязывает работодателя компенсировать все неиспользованные дни отпуска деньгами только при увольнении. Значит, право работника на получение денежной компенсации за отпуск не может оказаться нарушенным, а срок, отведенный для судебной защиты этого права, не может начаться раньше дня увольнения.

Если исходить из обратного и предположить, что иск о взыскании компенсации за отпуск, поданный в период работы, подлежит удовлетворению, это будет означать, что суд может заставить работодателя сделать то, что по ТК РФ и Конвенции не является его обязанностью, а частично невозможно даже по обоюдному соглашению сторон. Отказ в иске, поданном в последний день трехмесячного срока, ввиду того, что продолжающий трудиться работник не наделен правом требовать замены отпуска денежной компенсацией, лишает работника возможности получить такую компенсацию вообще, так как сразу после увольнения обращаться с таким иском будет уже поздно. Оба исхода дела, мягко говоря, не очень соответствуют принципам российского правосудия.


Подход, согласно которому работник до момента увольнения сохраняет право на все отпуска, не предоставленные ему своевременно, также распространен в судебной практике. Придерживающиеся его суды отмечают, что существование нормативно закрепленного срока для фактического предоставления отпуска не означает, что с момента его нарушения работодателем должен исчисляться трехмесячный срок для обращения в суд с иском о взыскании денежной компенсации за этот отпуск. Суды подчеркивают, что с учетом ст. 127, ст. 140 и ст. 392 ТК РФ срок исковой давности по требованиям о компенсации за все неиспользованные дни отпуска составляет три месяца со дня увольнения (определение Хабаровского краевого суда от 1 июля 2015 г. № 33-4129/2015, определение Свердловского областного суда от 22 мая 2015 г. № 33-7641/2015, определение Челябинского областного суда от 6 апреля 2015 № 11-3310/2015, постановление Приморского краевого суда от 2 марта 2015 г. № 4Г-18/2015, определение Оренбургского областного суда от 21 января 2015 г. № 33-433/2015).

Отношение к пропуску срока, отведенного для предоставления отпуска, на наш взгляд, должно быть таким же, как и к нарушению срока выплаты заработной платы. ВС РФ разъяснил, что нарушение в виде невыплаты начисленной заработной платы носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора. Поэтому, пока трудовые отношения не прекращены, срок на обращение в суд по указанным суммам не может быть пропущен (п. 56 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2). Руководствуясь той же самой логикой, срок исковой давности по всем дням отпуска, однажды включенным в график отпусков, но так и не предоставленным, не может оказаться пропущенным в течение всего периода работы.

Читайте так же:  Права и обязанности обвиняемого и потерпевшего

И наконец, последний аргумент. Согласно ст. 19 Устава Международной Организации Труда ратификация какой-либо конвенции любым членом Организации ни в коем случае не должна рассматриваться как затрагивающая какой-либо закон, который обеспечивает более благоприятные условия для заинтересованных трудящихся, чем те, которые предусматриваются конвенцией. Поэтому те, кто склонен видеть в Конвенции более жесткие, чем в ТК РФ, рамки срока исковой давности по требованию о компенсации за неиспользованные отпуска, должны заключить, что она явно ухудшает положение работников, и в связи с этим отказаться от ее применения в пользу российского закона.

Некоторые суды в настоящее время не признают срок исковой давности по требованию о взыскании компенсации за отпуск пропущенным раньше, чем наступает увольнение, используя при этом практически всю палитру изложенных выше доводов (определение Рязанского областного суда от 15 июля 2015 г. № 33-1558/2015, определение Самарского областного суда от 2 июля 2015 г. № 33-6641/2015, определение Смоленского областного суда от 9 июня 2015 г. № 33-2163/2015).

Очевидно, что теперь слово за ВС РФ, который уполномочен давать судам разъяснения в целях обеспечения единообразного применения законодательства.

Анна Кикинская, эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Декретный отпуск является уважительной причиной пропуска исковой давности

ВС принял решение о том, что нахождение в отпуске по уходу за ребенком является уважительной причиной для восстановления срока исковой давности.

Для защиты своих прав сотрудник может обратиться в суд. Но он должен соблюдать сроки подачи иска. Иногда пропущенный срок можно восстановить. Восстановление актуально тогда, когда присутствуют уважительные причины. Что именно может считаться такой причиной? Определяет это суд.

Детали судебного дела

Женщина в 14-году не дождалась положенной премии. Однако в суд она пошла только в 17-м году. В качестве причины пропуска срока были названы отпуска по БиР и по уходу за ребенком. Кроме того, сотрудница пыталась решить вопрос в досудебном порядке. Она неоднократно требовала выплаты от работодателя и обращалась в прокуратуру, ГИТ.

Первые инстанции приняли решение о том, что названная причина пропуска сроков не может быть признана уважительной. Женщина в течение 3 лет знала о том, что ее права нарушены. Отпуск не может помешать подать иск в суд.

Однако Верховный суд занял другую позицию. Свое решение он обосновал тем, что сотрудница находилась в отпуске по уходу за малышом. Ее основные обязанности на этот период – забота о ребенке. Кроме того, женщина пыталась решить проблему в досудебном порядке. А потому срок был восстановлен.

Напомним, что и ранее ВС вставал на сторону сотрудников, которые предпринимали попытки досудебного урегулирования.

Источник: определение ВС №78-КГ18-74 от 28 января 2019 года.

Срок исковой давности по трудовым спорам

Разногласия между работодателем и его подчиненным нередки и, зачастую, мирно решаются в ходе деятельности. Но, если не удается достичь компромисса, обе стороны за решением проблемы могут обратиться в территориальный суд.

Чаще всего споры возникают на финансовой почве: удержание штрафов, невыплата заработной платы, больничных, отпускных, премий. Но во многих случаях фиксируются откровенные нарушения договорных отношений и незаконное увольнение.

Подобный тип разногласий, где его участниками выступают работодатель и работник, называют индивидуальным трудовым спором.

Конвенция МОТ как «камень преткновения»

Проблема «скрывалась» в толковании п. 1 ст. 9 Конвенции № 132 Международной организации труда (МОТ) «Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)», которую Россия ратифицировала в 2010 году. Содержание этого пункта такое: «непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, упомянутая в п. 2 ст. 8 настоящей Конвенции, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск».

А поскольку согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ названная Конвенция МОТ является частью правовой системы России, то срок в 18 месяцев и привлек внимание судов, которые посчитали его ограничительным, то есть работник может использовать отпуск в указанный срок и не позже. При этом суды исходили из того, что срок давности в суд по обращению за компенсацией составляет 21 месяц (18 месяцев срок требования предоставить отпуск по Конвенции + 3 месяца срок обращения в суд по ст. 392 ТК РФ) (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10 апреля 2017 г. № 33-7113/2017 по делу № 2-105/2017).

Характерным примером может послужить апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2018 г. по делу № 33-26797/2018: Е. не согласилась, в частности, с размером выплаченной ей при увольнении компенсации за неиспользованные отпуска, полагала, что имеет право на выплату за больший период времени.

Суды отклонили требования Е., поскольку исковой срок работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 18 месяцам после окончания того года, за который предоставляется отпуск, а истец пропустила срок обращения в суд. Попытку Е. сослаться на то, что нормами национального законодательства предусмотрен более высокий уровень обеспечения прав и свобод работников, а потому положения Конвенции не применяются, апелляционная коллегия отклонила, так как ст. 10 ТК РФ установлен приоритет международных НПА над нормами национального трудового законодательства.

То есть, по мнению суда, не «уместившиеся» в указанный срок отпуска как бы сгорели. Не отгулял, не потребовал, не оспорил, – так и пеняй на себя.

Правда, в то же время, часто в судебной практике встречалась и иная точка зрения, о том, что норма ст. 9 Конвенции никак не ограничивает права работника на получение компенсации по ч. 1 ст. 127 ТК РФ, поскольку ст. 9 регулирует лишь сроки предоставления и использования отпусков в период трудовых отношений (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2017 г. по делу № 33-2510/2017). Более подробную подборку судебной практики привел КС РФ в своем постановлении, потому ограничимся лишь выше приведенными примерами.

Процедура подачи иска в суд за разрешением трудового спора

Прежде всего заявителю нужно определиться в том, чего он ждет в результате судебного процесса и сможет ли в дальнейшем восстановить прежние трудовые отношения. Главной его задачей на данный момент является четкое определение требований, которые лягут в основу искового заявления.

Обращение в суд предполагает сбор необходимого пакета документов, относящихся к трудовым отношениям. Желательно такой пакет иметь с момента официального приема на работу. Но в случае необходимости организация обязана предоставить все требуемые документы и их копии в течение трех дней с момента запроса (ст. 62 ТК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).
Читайте так же:  Ограничения при назначении отдельных видов административных наказаний

Кроме того, следует определить, в каком суде должно проходить рассмотрение дела.

Законодательством установлено, что исковое заявление должно быть подано в районный суд по месту пребывания ответчика. В некоторых случаях можно обратиться по месту нахождения филиала ответчика.

Данные о пребывании ответчика можно найти в трудовом договоре или контракте.

Если главным требованием истца является взыскание заработной платы в размере до 50 000 рублей, дело будет рассмотрено в мировом суде. В остальных случаях обращение должно производиться в территориальный суд. Исковое заявление в суд для разрешения трудовых споров должно быть составлено по форме, определенной законодательством. Это – самостоятельный документ, который, в случае неправильного составления, рассмотрен не будет.

При оформлении заявления, данные об истце и ответчике должны быть прописаны полностью, без сокращений. В тексте заявления нужно подробно описать проблему, желательно со ссылками на нормы Трудового кодекса, которые нарушил ответчик. Далее истец четко перечисляет свои основные требования. К заявлению нужно приложить копии трудовой книжки, трудового договора и всех документов, подтверждающих нарушения прав заявителя.

Из судебной практики

Недобросовестные работодатели, не желая назначать выплаты и пособия, могут ущемлять права беременных женщин. Одна из них подала исковое заявление в суд с требованием о восстановлении на работе на прежнюю должность, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула по состоянию здоровья, а также компенсации морального вреда.

Причиной для обращения в суд послужило расторжение трудового договора, при этом работодатель был информирован о положении сотрудницы.

После увольнения, истица подала работодателю заявление о восстановлении на работе, приложив справку о наличии беременности, но, тем не менее, получила отказ в отмене приказа об увольнении. Основанием для отказа стало сомнение работодателя в подлинности медицинской справки.

Суд первой инстанции отказал женщине в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что был пропущен установленный ст. 392 ТК РФ срок на обращение в суд с иском о восстановлении на работе. Но женщина оспорила решение суда первой инстанции в апелляционном порядке. В вышестоящем суде она указала на то, что расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. При этом отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в иске.

Срок на обращение в суд с иском пропущен по уважительной причине, поскольку она, ожидая ребенка, наблюдалась в медицинском организации по месту жительства в другом регионе. В связи с этим увольнение нельзя признать законным и обоснованным. Её доводы вышестоящий суд признал обоснованными и решение первой инстанции отменил. В пользу истицы была взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, а также моральный вред на общую сумму более 860 тыс. рублей.

Есть ли срок давности у ежегодного оплачиваемого отпуска? Нужен совет!

Уважаемые профессионалы!
Передо мной встала следующая проблема:
Так получилось, что в организации, которую мне передали вести многие сотрудники «не отгуляли» отпуска еще за 2007–2008 годы.
Насколько я понимаю, я должна предоставить сотрудникам отпуска за все прошедшие периоды.
Но тут одна коллега ссылаясь на Конвенцию № 132 сообщила, что не отгуленные отпуска якобы аннулируются через 18 месяцев, считая с конца того года, за который должен был быть предоставлен отпуск.

Лучше бы коллега читала более близкий и родной нам Трудовой кодекс.;)
Дело в том, что ст. 124 ТК содержит следующую норму (не декларацию, а работающую, законную норму) :
«В исключительных случаях, когда предоставление отпуска работнику в текущем рабочем году может неблагоприятно отразиться на нормальном ходе работы организации, индивидуального предпринимателя, допускается с согласия работника перенесение отпуска на следующий рабочий год. При этом отпуск должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется».
Это означает, что ОФИЦИАЛЬНО перенесенный отпуск д.б. предоставлен работнику в течение следующего РАБОЧЕГО года.
Из этого следует, что неиспользованные (без переноса) или перенесенные, но неиспользованные отпуска могут быть предоставлены только в виде компенсации при увольнении (ст. 127 ТК).
Это не мешает работодателю по доброй воле предоставить неиспользованные отпуска работникам, но такой обязанности у него нет.
Так что лично вы работникам ничего не должны. 🙂

Ну а конвенция пока не работает в России.

Андрей, правильно я поняла: фактически все эти отпуска мы можем работникам «простить», они сыграют свою роль только при увольнении для начислении компенсации. Но чтоб сократить сумму компенсации при увольнении мы можем планомерно выводить сотрудников в отпуск за прошлые периоды.
Т.к. срока давности при начислении компенсации при увольнении нет.

Можете, но при согласии работников.
При увольнении компенсация выплачивается за ВСЕ неиспользованные дни отпуска, хоть за три, хоть за сорок прошлых лет.

Компенсация за неиспользованный отпуск – КС РФ поставил точку в споре судов

Эксперт центра правового содействия законотворчеству «Общественная Дума»

специально для ГАРАНТ.РУ

В октябре 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации наконец-то установил справедливость и устранил нарушение норм Трудового кодекса. Речь идет о Постановлении КС РФ от 25 октября 2018 г. № 38-П о проверке на соответствии Конституции РФ положений ч. 1 ст. 127 ТК РФ, дающей право на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Дело в том, что названная норма в ее буквальном прочтении ясно и недвусмысленно указывает на право работника (и обязанность работодателя) получить компенсацию за все отпуска, который он не «отгулял», независимо от того, когда они ему причитались. Каких-либо ограничений по срокам или иному основанию законодатель в тексте статьи не установил. И, казалось бы, какие могли возникнуть у работников при увольнении проблемы, но, увы, многие суды считали иначе.

Каковы сроки для обращения в суд по трудовым спорам

Согласно ст. 391 ТК РФ непосредственно в суде рассматриваются иски, поданные:

  • работниками с ущемленными трудовыми правами;
  • работниками, сообщающими о незаконных действиях работодателей;
  • работодателями, понесшими ущерб по вине подчиненного;
  • гражданами, получившими неправомерный отказ в приеме на работу;
  • гражданами, работающими у физических лиц, не являющихся ИП;
  • лицами, подвергшимися дискриминации.

Сроки исковой давности для работников отличны от сроков для работодателей. Все они прописаны в ст. 392 ТК РФ, которая закрепляет права обращения в суд для обеих сторон, а также основания для обращения.

ВАЖНО! В отношении индивидуальных трудовых споров общие положения гражданского права не действуют. В данном вопросе нужно руководствоваться исключительно ТК РФ.

Сроки обращения в суд для работника

По части 1 статьи 92 ТК РФ работникам предоставлены следующие сроки и основания для обращения в суд:

  • 3 месяца со дня установления факта нарушения прав работника или со дня, когда работник должен был узнать об этом нарушении;
  • 1 месяц с момента получения трудовой книжки или приказа об увольнения для случаев возникновения споров об увольнении;
  • 1 год со дня, когда должна быть произведена полная денежная выплата, для споров на основании невыплаты или неполной выплаты зарплаты.
Читайте так же:  Жалоба на должника судебным приставам

В связи со столь короткими сроками (кроме третьего пункта), а также юридической неграмотностью, большинство работников, имеющих трудовые споры, обращаются в суд с опозданием. Суд обязан принять исковое заявление и начать производство по делу даже после истечения срока. Но, если по этому поводу отвечающая сторона будет ходатайствовать об отказе в иске, то, при отсутствии у истца веской причины пропуска срока подачи иска, суд вынесет отказ в рассмотрении дела.

Сроки обращения в суд для работодателя

Работодатели, в свою очередь, располагают более длительным сроком для обращения в суд. В ч. 2 ст. 392 ТК РФ этот срок озвучен как 1 год, в течение которого в судебном порядке можно потребовать взыскание причиненного работником ущерба. Отсчет времени начинается с момента обнаружения причиненного ущерба. Заявление может быть подано как в отношении работающих в штате сотрудников, так и уже уволенных. В случае пропуска оговоренных сроков обращения в суд, работодателями также должна быть предоставлена веская причина.

Что собой представляет исковая давность

С точки зрения гражданского права данный термин определяет некоторый срок, на протяжении которого возможно обращение с исковым заявлением в суд для защиты и восстановления нарушенных прав. В п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет 3 года с момента фактического выявления нарушения прав гражданина.

Между тем в ТК РФ нет понятия «срока исковой давности», но есть «срок обращения в суд». Оба понятия имеют одну суть, но если речь идет о трудовых отношениях, корректнее говорить о сроке обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Злоупотребление – лазейка для работодателя?

Между тем КС РФ предусмотрел и то, что положения о компенсации могут использоваться недобросовестными работниками и работодателями для накопления отпускных до увольнения, чтобы получить сразу большую сумму – в каком-то роде аналог счета в банке.

Чтобы избежать подобного, судам предписано разрешать вопрос о компенсации с учетом всех обстоятельств дела, включая:

  • причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск;
  • наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя;
  • специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя и возможность злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, в том числе фактическое использование отпусков без надлежащего оформления (когда «на бумаге» отпуска вроде бы и не было).

В случае выявления недобросовестности и злоупотребления правом со стороны самого работника, суд может и «сократить» или и вовсе отклонить требование о выплате компенсации.

Надо отметить, что суды и раньше рассматривали подобные вопросы и учитывали правовой статус работника и его возможность использовать положенный отпуск и получить компенсацию и оплату в полной мере (апелляционное определение Московского городского суда от 6 мая 2015 г. № 33-5780/15). Особенно это касается работников, занимающих руководящие должности.

Так, например, суд, отказывая в удовлетворении требований истца в полном объеме в части компенсации, указал, что истец занимала руководящую должность в государственном бюджетном учреждении, не была лишена возможности реализовать право на отпуск, в том числе и после 2001 года, однако использовала отпуска за иные, более поздние периоды, при этом, как пояснил ее представитель, она была намерена получить соответствующую компенсацию при увольнении, потому заявленные требования удовлетворению не подлежат (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2018 г. по делу № 33-51718/2018).

КС РФ на страже справедливости

Такое противоречие в позиции судов и несправедливость ограничительного применения положений Конвенции МОТ и послужило основанием для обращения в КС РФ с просьбой проверить на соответствии Конституции РФ положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

КС РФ, проверив доводы жалоб, признал спорные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не ограничивают право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении. Между тем нашел неверным применение судами положений ст. 9 Конвенции МОТ № 132.

В частности, Суд указал, что спорная норма Конвенции:

  • устанавливает гарантии предоставления отпуска и предельные сроки, когда отпуск должен быть предоставлен работнику;
  • при этом речь идет о «действующих» трудовых отношениях;
  • а потому в каком-либо виде право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска не затрагивает и не ограничивает сроки обращения в суд;
  • следовательно при увольнении работник вправе требовать компенсации за все неиспользованные отпуска независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

То есть срок в 18 месяцев не может применяться для отклонения требований работника о компенсации при увольнении. И работник вправе потребовать компенсировать ему неиспользованные дни отпуска хоть за 20 лет.

Что же теперь делать?

Выводы КС РФ, прежде всего, хорошая новость для работников, которые могут получить компенсацию за нарушение своего права на отдых за все время работы, если, конечно, они сами не способствовали такому нарушению.

Однако работнику придется проявить более активную позицию в отстаивании своих прав, например, требовать предоставления отпуска, обжаловать отказ в этом (в том числе «молчаливый») и т. п., под страхом признания своей пассивности разновидностью недобросовестности и злоупотребления правом, а, значит, и отказа в получении компенсации.

Но вот для работодателя новость плохая, поскольку, может создать ситуацию, когда на компенсацию по решению суда придется отвлечь из оборота серьезные суммы. Потому в качестве меры профилактики потребуется наведение жесткой дисциплины в плане предоставления отпусков, а именно, прежде всего, строгое соблюдение графика отпусков.

Например, на практике часто встречается вопрос от кадровиков о возможных действиях, если работник не желает идти в отпуск?

Ответ в такой ситуации один: отправлять насильно! Оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно (ч. 1 ст. 122 ТК РФ), желает этого он или нет, а график отпусков обязателен не только для работодателя, но и для работника (ч. 2 ст. 123 ТК РФ). Потому как только подходит время отпуска уведомить об этом работника, издать соответствующий приказ, выплатить отпускные и отправить в отпуск, вплоть до закрытия доступа на территорию работодателя.

Конечно, это не означает, что теперь не надо проявлять гибкость и идти навстречу работникам, если те просят перенести отпуск, просто потребуется более внимательно следить, чтобы после переноса положенные дни отпуска такие работники «отгуляли».

Конституционный Суд РФ разъяснил особенности получения работником компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

В рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 года N 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда», — с учетом того, что часть первая статьи 127 Трудового кодекса РФ предусматривает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, т.е. независимо от общего количества составляющих их дней и времени, прошедшего с момента окончания того года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, и что статья 395 данного кодекса не содержит каких-либо ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, а орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, признать их обоснованными, — соответствующие требования, предъявленные в суд в течение трех месяцев со дня увольнения, удовлетворялись в полном объеме.

Читайте так же:  Процедура административного правонарушения

После ратификации Россией Конвенции Международной организации труда N 132 «Об оплачиваемых отпусках» правоприменительная практика, в том числе практика судов общей юрисдикции, утратила единообразие в связи с различным пониманием пункта 1 ее статьи 9, в силу которого непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска — не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Отдельные суды, разрешая соответствующие споры на основании части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ во взаимосвязи с названной международно-правовой нормой, исходят из того, что для защиты права на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение особого срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск, из которых 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный пунктом 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, и три месяца — срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ. Соответственно, требования, предъявленные в суд хотя и в пределах установленного законом для данной категории споров срока, но по истечении 21 месяца с момента окончания того года, за который неиспользованный отпуск (его часть) должен был быть предоставлен, оставлялись судами без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и никоим образом не ограничивающие определенный частью первой статьи 127 Трудового кодекса РФ объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», исходя из установленного Конституцией РФ приоритета норм международного договора Российской Федерации по сравнению с нормами закона, международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.

Соответственно, предполагается, что международный договор Российской Федерации, вопрос о применимости которого разрешается судом при рассмотрении конкретного дела, регулирует те же отношения, что и подлежащий применению закон, принятый в Российской Федерации, не умаляя и не ограничивая при этом объем предусмотренных национальным законодательством прав и возможности их практической реализации. Между тем пункт 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться, и по своему буквальному смыслу не рассчитан на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Следовательно, приведенные положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными ее статьями не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании, в том числе в случаях, когда положенные работнику отпуска или их часть не были предоставлены в пределах срока их использования, установленного данной Конвенцией или национальным законодательством. Такой вывод в полной мере корреспондирует статье 11 данной Конвенции, не устанавливающей каких-либо ограничений права работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении.

Таким образом, истолкование отдельными судами пункта 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132 вопреки смыслу, который изначально был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ при рассмотрении индивидуальных трудовых споров о взыскании денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении повлекли за собой не согласующееся с конституционными предписаниями установление пределов реализации работником права на ее получение и тем самым недопустимое ограничение не только права на отдых, но и права на судебную защиту.

Что касается положений части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ, то они ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами Трудового кодекса РФ не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае ее невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии его обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Видео (кликните для воспроизведения).

С учетом изложенного Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ часть первую статьи 127 и часть первую статьи 392 Трудового кодекса РФ, поскольку содержащиеся в них положения не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и, если данная компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии обращения в суд с соответствующими требованиями в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Источники

Срок давности отпуска
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here