Преюдиция по административному делу

В статье мы постараемся ответить на все вопросы по теме: "Преюдиция по административному делу". Предлагаем ознакомиться и информацией от авторитетных тематических источников. Если же возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

Преюдициальное значение обстоятельств, установленных в рамках производства по делам об административных правонарушениях (Мацкевич П.Н.)

Дата размещения статьи: 10.04.2017

В целях процессуальной экономии суду незачем вторично устанавливать факты, которые ранее уже устанавливались судом на основе состязательного процесса, поэтому в последующих процессах данные факты доказыванию не подлежат. Такие факты носят название преюдициальных фактов. Правила о преюдиции нашли отражение в ст. 61 ГПК РФ, однако в этой статье отсутствует указание на постановления по делам об административных правонарушениях.

Естественно, в практике возник вопрос о том, можно ли преюдициальность постановлений по делам об административных правонарушениях, принимаемых судами общей юрисдикции, признавать в силу аналогии.
В рамках производства по делам об административных правонарушениях, согласно нормам КоАП РФ суд занимает скорее положение «квазиадминистративного» органа .
———————————
См.: Князев А.А. Законная сила судебного решения: Дис. . к. ю. н. М., 2004. С. 103.

Функции «обвинения» невольно на себя также принимает судья, разрешающий дело и устанавливающий обстоятельства совершенного правонарушения, поскольку в отсутствие стороны обвинения больше возложить это бремя не на кого.
Все описанное выше свидетельствует о слабом действии в процессе рассмотрения дел об административных правонарушениях принципа состязательности , существенной чертой которого является разграничение между собой функции обвинения и функции защиты, отделение их от деятельности суда, который ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты выступать не должен . Последнее требование в производстве по делам об административных правонарушениях не выполняется.
———————————
См.: Загривко Д.С. Некоторые проблемы реализации лицом права на защиту на стадии рассмотрения дела об административных правонарушениях // Современное право. 2014. N 11. С. 99.
См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2009. С. 270 — 271.

Приведенные доводы не позволяют отнести к правосудию ту деятельность, которую осуществляет суд общей юрисдикции при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а следовательно, и судебные акты, принимаемые судом в ходе рассмотрения дел данной категории, не могут быть отнесены к актам правосудия.
Представляется, что признание за определенными обстоятельствами преюдициального значения базируется на том, что в ходе деятельности по осуществлению правосудия суд имеет возможность с наибольшей вероятностью установить существование или отсутствие определенных обстоятельств. Иными словами, необходимо признать, что основой преюдиции является принцип объективной истины , реализация которого находится в прямой связи с принципом состязательности. Многие ученые указывали на то, что состязательный тип процесса более всего способствует установлению объективной истины .
———————————
Обзор мнений см.: Малых Е.Г. Проблемы преюдиции в гражданском и арбитражном процессе: Дис. . к. ю. н. М., 2005. С. 32 — 35.
См.: Олегов М.Д. Истина в гражданском процессе: Дис. . к. ю. н. М., 2002. С. 121.

Приведенные выше рассуждения о характере производства по делам об административных правонарушениях были направлены на то, чтобы показать, что в этом производстве не осуществляется правосудие, поскольку ему чужды принципы состязательности и объективной истины. Из этого должен следовать вывод о том, что судебные акты, принимаемые по итогам данного производства, свойством преюдициальности обладать не должны. Аналогичных выводов придерживается и А.А. Князев, который связывает невозможность придания преюдициального значения постановлениям по делам об административных правонарушениях именно тем, что в данном процессе не реализуется правосудие .
———————————
См.: Князев А.А. Законная сила судебного решения: Дис. . к. ю. н. М., 2004. С. 90.

Вместе с тем при таком подходе лица, ранее не участвовавшие в разбирательстве по делу об административном правонарушении, лишены возможности опровергать обстоятельства, установленные по итогам последнего. Суды общей юрисдикции, однако, отвергают доводы лиц, участвовавших в деле, о том, что на них не должна распространяться преюдициальность постановления по делу об административном правонарушении, поскольку они не участвовали в производстве по делу об административном правонарушении . Стоит снова повторить, что такой подход возможен лишь при наличии повышенных требований к процессуальной форме рассмотрения подобного рода дел, однако действующая редакция КоАП РФ не позволяет говорить даже о том, что производство по делам об административных правонарушениях предусматривает процессуальные гарантии, которым должно отвечать правосудие. Это является еще одним доводом против признания свойства преюдициальности за судебными постановлениями по делам об административных правонарушениях.
———————————
См.: Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 20 мая 2014 г. по делу N 33-6912/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

Именно потому, что институт третьих лиц в арбитражном процессе распространяется и на производство по делам об административных правонарушениях, арбитражные суды признают не имеющими преюдициального значения обстоятельства, установленные решением по делу об административном правонарушении, для лиц, не участвовавших в производстве по данному делу .
———————————
См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2014 г. N 09АП-1053/2014 по делу N А40-128723/13 // СПС «КонсультантПлюс».

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Боннер А.Т. Некоторые проблемы социалистического правосудия // Труды ВЮЗИ. М., 1971. Т. 17: Вопросы гражданского процессуального права. С. 193 — 212.
2. Громошина Н.А. Дифференциация и унификация в гражданском судопроизводстве: Дис. . д. ю. н. М., 2010. 409 с.
3. Загривко Д.С. Некоторые проблемы реализации лицом права на защиту на стадии рассмотрения дела об административных правонарушениях // Современное право. 2014. N 11. С. 94 — 100.
4. Князев А.А. Законная сила судебного решения: Дис. . к. ю. н. М., 2004. 196 с.
5. Олегов М.Д. Истина в гражданском процессе: Дис. . к. ю. н. М., 2002. 186 с.
6. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М.: Норма, 2009. 1072 с.
7. Хохлов Д. Протокол как источник доказательств // СПС «КонсультантПлюс».

REFERENCES (TRANSLITERATION)

1. Bonner A.T. Nekotorye problemy socialisticheskogo pravosudija // Trudy VJuZI. M., 1971. T. 17: Voprosy grazhdanskogo processual’nogo prava. S. 193 — 212.
2. Gromoshina N.A. Differenciacija i unifikacija v grazhdanskom sudoproizvodstve: Dis. . d. j. n. M., 2010. 409 s.
3. Zagrivko D.S. Nekotorye problemy realizacii licom prava na zashhitu na stadii rassmotrenija dela ob administrativnyh pravonarushenijah // Sovremennoe pravo. 2014. N 11. S. 94 — 100.
4. Knjazev A.A. Zakonnaja sila sudebnogo reshenija: Dis. . k. j. n. M., 2004. 196 s.
5. Olegov M.D. Istina v grazhdanskom processe: Dis. . k. j. n. M., 2002. 186 s.
6. Ugolovno-processual’noe pravo Rossijskoj Federacii / Pod red. P.A. Lupinskoj. M.: Norma, 2009. 1072 s.
7. Hohlov D. Protokol kak istochnik dokazatel’stv // SPS «Konsul’tantPljus».

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Административная преюдиция: понятие и значение

В абсолютно любом судебном процессе (арбитражном, уголовном, административном, гражданском) существует множество тонкостей практического плана. Кстати, среди них немало нюансов юридического характера. Что такое административная преюдиция в уголовном праве? В каких случаях она возникает? Каково ее значение непосредственно для завершения судебного разбирательства? На эти и другие не менее интересные вопросы можно отыскать ответы в процессе прочтения данной статьи.

Читайте так же:  Административные дела по физ

Понятие административной преюдиции

Как выяснилось, под преюдицией следует понимать юридический нюанс законодательства неформального характера. Как правило, в него посвящаются лишь некоторые специалисты. Так, преюдиция в административном процессе рассматривается юристами, судьями, адвокатами и так далее. Важно отметить, что любому лицу, которому предстоит принимать участие в судебном процессе, необходимо знать основную информацию о ней.

Преюдиция – не что иное, как малоисследованное, но в то же время сложное явление правовой направленности. Его определение, как правило, не наделено однозначным пониманием в отношении современного права и не представлено в нормативах большего числа его отраслей.

Преюдиция по административному делу как понятие правовой природы появилось в римском праве. Как известно, последнее, совместно со своими юридическими категориями, нормами и терминами сформировало правовую основу других государств. В свою очередь, латинский язык превратился в инструмент, а также источник появления принципиально новых направлений и понятий как в России, так и в европейских странах.

Принципиально иное мнение

Важно отметить, что в современной литературе нередко можно встретить и противоположную представленной в предыдущей главе точку зрения. Так, в соответствии с мнением Милюкова С. Ф., административная преюдиция в уголовном праве в совокупности с административным позволяет укрепить данный союз. С одной стороны, она позволяет предупредить правонарушителя на весьма раннем этапе развития свойственной ему «карьеры». Последняя, так или иначе, опасна для общества. А с другой, преступления с административной преюдицией дают возможность определенным образом обеспечить экономию уголовной репрессии. Последнюю из представленных процедуру целесообразно производить за исключением ущерба в отношении интересов законопослушных граждан. Какие же сферы актуальны в плане данного вопроса?

Административная преюдиция в УК РФ устанавливается в области оборота психотропных веществ, а также их аналогов; наркотических средств; противодействия разнообразным правонарушениям экологической сущности (к примеру, браконьерству); обеспечения абсолютной безопасности на дорогах и так далее.

Первое упоминание

Интересно отметить, что рассматриваемый в статье термин впервые упоминался в 1994 году в Уголовном кодексе 1960 года части второй статьи тридцатой «Штраф». Необходимо дополнить, что в первом упоминании не давалось определения данному понятию и не обозначались соответствующие признаки, его характеризующие.

Административная преюдиция (другое ее название – дисциплинарная) в плане своей сущности была раскрыта непосредственно с момента введения нового Уголовного кодекса в 1999 году в статье тридцать второй. Там отмечалось, что в случаях, которые предусмотрены посредством Особенной части УК, уголовная ответственность за проступки, не являющиеся общественно опасными в крупных масштабах, наступает тогда, когда деяние реализовано в течение годового периода непосредственно после наложения дисциплинарного или административного взыскания за подобное нарушение.

Наказание при административной преюдиции

Для начала необходимо отметить, что теоретический аспект уголовного права, по мнению исследователей, говорит об исключении широких санкций способствования в отношении единообразия судебной практики. Почему? Дело в том, что они позволяют допускать различного рода наказания за аналогичные проступки при условии аналогичной информации о личности непосредственно виновного лица.

Кроме того, исследователи доказывают, что наиболее серьезные затруднения испытывают именно судьи. Почему? Дело в том, что процесс определения конкретной наказательной меры в отношении подсудимого при условии отсутствия в некотором смысле четких ориентиров, которые даны непосредственно законодателем, достаточно сложен.

Интересный вопрос

Целесообразно ли придерживаться того мнения, что проступок административного характера, совершенный повторным образом непосредственно после направления взыскания за подобное нарушение, на самом деле превращается в преступление? На данный вопрос непременно стоит дать отрицательный ответ. Административная преюдиция в административном праве предполагает то, что рассмотренное выше правонарушение не способно формировать принципиально новое качество. Иными словами, оно не может менять степень и направленность общественной опасности. Аналогичное положение напрямую исходит и из содержания закона, где указано, что повторное действие противозаконного характера должно быть идентично в плане своей природы тому, за которое ранее использовались определенные меры в отношении административного взыскания.

В соответствии с мнениями отечественных авторов, правонарушение административной направленности, даже реализованное во второй раз, по собственной сущности не влечет за собой уголовной ответственности. Так, административная преюдиция в административном праве, безусловно, сохраняется. Однако данное сохранение говорит не о конкретных принципах в точке зрения законодателя. Скорее всего, вопрос касается инерции в отношении его мыслительных процессов и актуальности уже традиционных стереотипов, которые сформировались в уголовном праве лишь в последние годы. Административные правонарушения повторного характера, так или иначе, должны вести к более серьезным мерам воздействия, конечно же, в пределах соответствующей правовой отрасли. Именно поэтому административная преюдиция в уголовном праве РБ и РФ должна быть последовательным и полным образом исключена из актуальных нормативов.

Сущность административной преюдиции

Представленное выше явление правовой природы определяется названием «административная преюдиция в уголовном праве». Совершенно неудивительно, что оно на протяжении многих лет провоцирует споры в кругу ученых, которые касаются в первую очередь необходимости рассматриваемой ситуации в уголовном праве. Таким образом, в профессиональной литературе существует такая точка зрения, что никакое правонарушение административного характера нельзя наделить общественной опасностью, которая является специфической криминальной характеристикой определенного деяния. Именно данный факт служит причиной тому, что некоторое количество правонарушений просто-напросто не может механическим образом перерасти в принципиально новое качество – преступление.

Административная преюдиция в уголовном праве РФ, в соответствии с мнением многих отечественных авторов, состоит в том, что действие превращается в преступление исключительно тогда, когда оно может быть осуществлено на протяжении годового периода времени непосредственно после назначения административного взыскания за аналогичное нарушение. Объяснение столь интересному шагу законодателя возможно отыскать в стремлении эффективным образом установить рамки числу деяний, которые не достигают уровня общественной опасности, описываемой актуальные преступления, но широко распространены, и поэтому мешающие адекватной деятельности государственных управленческих органов. С другой стороны, административная преюдиция криминализации из-за полного отсутствия правового основания вследствие проведения анализа юридических нормативов в уголовный закон не включается.

Преюдиция в российской литературе

У некоторых российских авторов ранее существовало собственное мнение по поводу рассматриваемого в статье вопроса. Так, они считали, что административная преюдиция в любом случае должна использоваться в виде соответствующих конструкций юридической направленности. Авторы были твердо уверены в том, что не существует значимых препятствий ни теоретической, ни нормативной природы, которые были бы способны исключить использование данного приема правовой техники. Однако актуальным условием, так или иначе, должны были служить четко разработанные сопутствующие административно-правовые нормы. Тогда административная преюдиция декриминализации могла бы в полной мере использоваться в нормативах уголовного законодательства.

Читайте так же:  Отказать в возмещении судебных расходов

Латинское происхождение

Термин «административная преюдиция» произошел непосредственно от латинского слова praejudicium. Оно переводится как предварительное решение вопроса или же обстоятельство, которое в полной мере позволяет судить по поводу ожидаемых последствий. Praejudicium состоит из двух элементов: praecedo — предшествовать, идти впереди; praeiudico – судить наперед предварительно. Так, в результате синтеза данных составляющих выявляется смысл современного термина «административная преюдиция».

Необходимо отметить, что уголовная ответственность, будучи основополагающим институтом права, является необходимым инструментом организации нормальной общественной жизни. Она служит специфическим средством поддержания и охраны порядка в кругу наиболее важных отношений общественного характера, который очерчен непосредственно законодательными нормами.

Единственным и основным источником рассматриваемой категории служит уголовный закон. Он же подразумевает исчерпывающий список действий, признаваемых преступлениями. Таким образом, уголовный закон способен возлагать на граждан в пределах правоотношений регулятивного характера четко выявленный круг обязанностей. Исполнение последних, так или иначе, подкрепляется посредством возможности использования государственного принуждения. Необходимо дополнить, что при совершении преступления начинает работать механизм отношения уголовно-правовой направленности, главным итогом чего служит осуществление санкции.

В процессе конструирования определенных преступлений в УК РФ законодатель определил обязательным условием реализацию второго правонарушения непосредственно после наложения взыскания административной природы за первое правонарушение аналогичного характера. Сюда можно отнести незаконное открытие банковских счетов за пределами страны или же мелкое хищение, совершаемое повторным образом.

Принципы уголовной ответственности

В приведенной выше Общей части УК 1999 года формируются принципы применения и предшествующего данному использованию установления уголовной ответственности за определенные преступления, которые не представляют масштабной опасности непосредственно для общества. Среди данных признаков такого рода преступлений особенно выделяется административная (иными словами, дисциплинарная) преюдиция.

По уголовному законодательству, представленный признак, так или иначе, может применяться законодателем в случае установления уголовной ответственности за определенные противозаконные деяния, не являющиеся особо опасными для населения (в соответствии с частью второй статьи двенадцатой УК Российской Федерации). Тогда, когда лицо привлекается к уголовной ответственности, данный признак наделяется уголовно-правовым значением лишь в течение годового периода непосредственно после направления на это лицо дисциплинарного или административного взыскания за подобное правонарушение.

Дополнительная информация

Как было указано, в УК РФ содержится тридцать шесть составов в отношении проступков, в конструкции которых законодатель предусмотрел административную преюдицию. Санкции данных составов подразумевают следующие разновидности наказаний:

  • Назначение лицу общественных работ – в двенадцати составах.
  • Назначение штрафа – в тридцати трех составах.
  • Назначение исправительных работ – в двадцати составах.
  • Назначение ареста – в двадцати восьми составах.
  • Ограничение свободы незаконопослушного лица – в девятнадцати составах.
  • Лишение лица права занимать конкретные должности (или же продвигать определенные виды деятельности) – в десяти составах.
  • Лишение свободы – в двенадцати составах.

Необходимо дополнить, что в пяти санкциях законодательным образом разрешается к основному виду наказания назначать дополнительное. Как правило, это лишение права (шестой пункт перечня, представленного выше). Из списка видно, что в процессе конструирования санкций в первую очередь законодатель выдвинул на передний план такие наказания, как арест и штраф. Важно отметить, что абсолютно все санкции, которые указаны в составах проступков, носят альтернативный относительно определенных характер:

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Исключение из вышеперечисленных пунктов составляет статья 411 Уголовного кодекса. Ее санкция, так или иначе, предусматривает лишь единственную разновидность наказания, а именно лишение свободы. Более того, абсолютно все виды последствий наделены определенным диапазоном непосредственно между их нижними и верхними границами.

Возможность выбрать альтернативные лишению свободы наказания за те или иные проступки, которые не представляют особой опасности для общества, предоставленная со стороны закона, в соответствии с точкой зрения осуществления целей уголовного типа ответственности в случае назначения конкретного наказания, так или иначе, должна давать ориентир судебной практике не на подобные наказания за аналогичные проступки, а на максимальный уровень его индивидуализации в процессе назначения. В соответствии с точкой зрения исследователей, основная проблема заключается не в широте непосредственно санкции, а в соблюдении приведенного выше принципа, состоящего в индивидуализации наказания.

Таким образом, в юридической практике на сегодняшний день актуально следующее правило: рамки санкций в отношении уголовного закона нужно относить к оптимальным тогда, когда определенный ими диапазон выбора размера и вида наказательной меры позволяет судье максимальным образом индивидуализировать наказание в процессе его назначения.

В правовой системе «Консультант Плюс» размещена статья адвоката Поляк М.И.

Преюдиция в гражданском, арбитражном, уголовном, административном судопроизводстве.

Термин «преюдиция» имеет латинское происхождение (от лат. praejudicialis), что означает «относящийся к предыдущему судебному решению». В процессуальном смысле институт преюдиции предполагает освобождение от необходимости повторного доказывания обстоятельств, которые ранее были установлены и зафиксированы судом во вступившем в законную силу судебном постановлении (решение суда, приговор, определение об утверждении мирового соглашения).

Понятие преюдиции законодательно не закреплено, однако значение этого термина находит отражение во всех отраслях российского процессуального законодательства (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, ч. 2 ст. 69 АПК РФ, ст. 90 УПК РФ, ч. 2 ст. 64 КАС РФ).

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение его стабильности и общеобязательности, на исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 N 30-П).

Преюдиция в гражданском процессе

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ).

В случае если суд, вынося решение, не учел ранее вынесенное судебное постановление, принятое по спору между теми же лицами, это является основанием для отмены вынесенного судебного решения (Определение Верховного Суда РФ от 04.10.2016 N 18-КГ16-126).

При этом, если суд, принимая решение, сослался на преюдициальную силу судебного акта, которая отсутствовала (например, в силу того, что выводы суда по какому-либо из обстоятельств, обсуждаемых сторонами при рассмотрении нового дела, в ранее вынесенном решении не содержались), это также будет являться основанием для отмены вынесенного решения (Определение Верховного Суда РФ от 20.09.2016 N 5-КГ16-114).

При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом (ч. 3 ст. 61 ГПК РФ).

Читайте так же:  Как найти штраф административного правонарушения

Если состав лиц, участвовавших в арбитражном и гражданском процессе различен, то решение арбитражного суда не может являться для суда общей юрисдикции преюдициальным (Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 33-КГ16-14).Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК РФ).

Преюдициальность приговора представляет собой обязательность выводов суда об установленных лицах и фактах, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре по делу, для иных судов и других правоприменительных органов, рассматривающих и разрешающих те же самые фактические обстоятельства в отношении тех же лиц, при этом правовое значение приговора суда состоит в том, что вследствие его принятия ранее спорное материально-правовое отношение обретает строгую определенность, устойчивость, общеобязательность (Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2016 N 4-КГ16-12).

Преюдиция в арбитражном процессе

Видео (кликните для воспроизведения).

Нормы арбитражного законодательства, устанавливающие преюдициальную силу судебных актов, очень схожи с нормами гражданского законодательства.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (ч. 3 ст. 69 АПК РФ). Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом (ч. 4 ст. 69 АПК РФ).

Согласно позициям судебных органов:

— факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения имеют преюдициальное значение для другого дела (Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 2060-О);

— обстоятельства, установленные в деле по спору кредитора с поручителем, в котором не участвовал должник, учитываются судом при рассмотрении споров с участием поручителя и должника (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»);

— если требование истца было заявлено в деле о банкротстве, обстоятельства, установленные в рамках этого дела, не подлежат доказыванию вновь (п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», Определение Верховного Суда РФ от 09.03.2016 по делу N 303-ЭС15-16010, А51-29511/2014);

— независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле о его оспаривании, в более позднем деле учитывается оценка обстоятельств, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, в том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»);

— по смыслу ч. ч. 2, 3 ст. 61 ГПК РФ или ч. ч. 2, 3 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле; такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество, в то же время при рассмотрении данного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда; если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы (п. 4 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ N 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»;

— наличие права на подачу иска не является преюдициальным фактом и должно исследоваться судом по каждому конкретному делу (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.08.2005 N 3668/05 по делу N А60-18250/2004-С4);

— если суд принимает признание иска по ранее рассмотренному делу, фактические обстоятельства спора по этому делу нельзя считать установленными (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 N 17099/09 по делу N А58-3515/08);

— факты (обстоятельства), установленные по ранее рассмотренному делу с участием одних лиц, не имеют преюдициального значения для других лиц, участвующих в новом деле (Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2014 по делу N 308-ЭС14-91, А53-16593/2013);

— правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу ст. 69 АПК РФ, но учитывается судом, рассматривающим второе дело; в том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (Определение Верховного Суда РФ от 06.10.2016 N 305-ЭС16-8204 по делу N А40-143265/2013);

— вопросы применения норм материального права преюдициального значения не имеют (Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2016 по делу N 305-ЭС15-16362, А40-152245/2014)

— правовые выводы по ранее рассмотренным делам не имеют преюдициального значения (Определение Конституционного Суда РФ от 06.11.2014 N 2528-О «По запросу администрации Краснодарского края о проверке конституционности части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2012 N 15АП-14564/2011 по делу N А32-27274/2010)

— если суд установил, что на момент проведения ранее состоявшихся общих собраний лицо обладало правами акционера, это не имеет преюдициального значения при оспаривании решений других собраний (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2008 N 18АП-750/2008 по делу N А76-3844/2006 по делу N А76-3844/2006-16-131);

— постановления следственных органов не могут иметь преюдициальной силы и должны оцениваться арбитражным судом наряду с другими доказательствами (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2013 по делу N А75-6316/2012, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.01.2015 N Ф10-1188/2014 по делу N А14-5950/2013)

Преюдиция в уголовном процессе

Преюдициальными в уголовно-процессуальном законодательстве согласно ст. 90 УПК РФ признаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Указанные обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки; при этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Следует отметить, что действие преюдиционного судебного решения не будет распространяться на обстоятельства, вынесенные и вступившие в законную силу в соответствии со ст. ст. 226.9, 316 или 317.7 УПК РФ. Речь идет о приговорах и постановлениях по делам, дознание по которым осуществлялось в сокращенной форме, а также принятых в особом порядке (гл. гл. 40, 40.1 УПК РФ). В первую очередь это касается участия лица в совершении преступления в качестве соучастника. В данной ситуации не распространяется действие приговора, вступившего в законную силу и вынесенного в отношении одного из соучастников в особом порядке, на другого соучастника, совершившего преступление в соучастии, уголовное дело которого рассматривается в обычном порядке, в соответствии с гл. гл. 36 — 39 УПК РФ.

Читайте так же:  Административный штраф за работу в аварийном помещении

Преюдиция в административном судопроизводстве

Согласно ч. 2 ст. 64 КАС РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному им гражданскому или административному делу либо по делу, рассмотренному ранее арбитражным судом, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства.

При применении данной правовой нормы нужно исходить из того, что под лицами, относящимися к категории лиц, в отношении которой установлены названные выше обстоятельства, понимаются, в частности, органы государственной власти, входящие в единую систему государственных органов (например, налоговые органы, таможенные органы и т.п.), должностные лица соответствующей системы государственных органов (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»).

Также в соответствии с ч. 3 ст. 64 КАС РФ вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу и постановления суда по делу об административном правонарушении являются обязательными для суда, рассматривающего административное дело об административно-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесены приговор и постановления суда. Однако указанные акты имеют преюдициальное значение только по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они этим лицом.

Административная преюдиция: понятие и проблемы правоприменения

Сегодня Уголовный кодекс РФ, в отличие от аналогичных законов большинства европейских стран, пока не содержит понятия уголовного проступка, то есть деяния, находящегося «на грани» между уголовным преступлением и административным правонарушением.

В то же время, уделяя должное внимание тем противоправным деяниям, степень общественной опасности которых при их неоднократном совершении значительно повышается, российский уголовный закон активно использует институт административной преюдиции.

Суть его в том, что, будучи ранее привлеченным к административной ответственности за однократное правонарушение, при его повторном совершении лицо подвергается уже уголовной ответственности.

Так, например, совершивший однажды мелкое хищение (от 1000 до 2500 рублей) злоумышленник подвергается административному наказанию по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ. В случае же, если в течение года после вынесения постановления об административном наказании он вновь похитит имущество на указанную сумму, ему придется понести уже уголовную ответственность по ст.158.1 УК РФ.

Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.

Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2018 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2019 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.

Важность самого по себе института преюдиции для уголовного права сложно переоценить. Во-первых, его существование позволяет повторно не исследовать обстоятельства дела, касающиеся уже установленных ранее вынесенным приговором суда фактов. Во-вторых, способствует соблюдению принципа процессуальной экономии. В-третьих, повышает авторитет судебной власти и обеспечивает определенный уровень доверия между судьями, поскольку по сути своей не является способом проверки законности и обоснованности выносимых судебных решений. Читать далее

Административную преюдицию предлагают исключить из УПК

10 сентября группа депутатов внесла на рассмотрение Думы законопроект № 791911-7, которым предлагается внести изменения в ст. 90 УПК РФ, исключив из нее преюдицию постановлений, принятых в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

Как указано в пояснительной записке, внесение изменений не повлечет за собой отмену статей Особенной части Уголовного кодекса, в которых изложены составы с административной преюдицией. Нововведением станет то, что первоначальный проступок повторно будет исследоваться как на досудебной стадии процесса, так и в суде.

Инициаторы раскритиковали административную преюдицию

Авторы поправок напомнили, что административная преюдиция появилась в современном уголовном праве 10 лет назад. По их мнению, это связано с тем, что в 2009 г. в ежегодном послании Федеральному Собранию президент обратил внимание на необходимость увеличения объема использования административной преюдиции в уголовном законодательстве. Позднее, как указано в пояснительной записке, в УК РФ появилось 13 составов с использованием этого института. К ним, в частности, относятся нанесение побоев, мелкое хищение и нарушение ПДД, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию.

Разработчики законопроекта полагают, что введение административной преюдиции породило ряд проблем в уголовном судопроизводстве. Они отметили, что главная сложность состоит в том, что лицо за первое деяние привлекается к уголовной ответственности по правилам не уголовного судопроизводства, а по нормам КоАП РФ. При этом при расследовании повторного эпизода органы предварительного следствия и суд не исследуют вопросы, связанные с этим административным правонарушением.

Как отметили авторы, на эту проблему обратил внимание Верховный Суд в Постановлении от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 314.1 УК РФ». Согласно п. 9 данного акта обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности, «не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей 314.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору».

Авторы законопроекта указали и на позицию Конституционного Суда, выраженную в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П. В соответствии с ней уголовно-правовая квалификация деяния определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

В пояснительной записке также есть ссылка на Постановление КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П о проверке конституционности ст. 212.1 УК, согласно которому каждый вид судопроизводства имеет собственные задачи и осуществляется в присущих только ему процедурах. Это положение, по мнению Суда, распространяется и на преюдициальное значение судебных решений, вынесенных в порядке производства по делам об административных правонарушениях. КС отметил, что при применении ст. 212.1 УК РФ преюдициальность административной ответственности за совершение соответствующего административного правонарушения не может обладать неопровержимым характером. Это, как указано в постановлении, предполагает необходимость проверки судом всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в рамках уголовного судопроизводства.

Читайте так же:  Жалоба на пристава за превышение полномочий

Депутаты обратили внимание на тот факт, что обычно в уголовном процессе не проверяют законность административного наказания за первое правонарушение. При этом, как сообщили авторы законопроекта, сам гражданин также зачастую не обжалует постановление, полагая, что «спор по поводу штрафа ему дороже обойдется».

Они отметили, что уголовная ответственность за преступление, состав которого предусматривает преюдицию, не может наступать тогда, когда к ответственности за первое правонарушение лицо было привлечено с нарушением закона. По словам авторов, некоторые специалисты высказывают соображение о том, что если подобные нарушения выявлены судом при рассмотрении и разрешении уголовного дела, то дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям.

Однако, пояснили депутаты, такому решению мешают положения ст. 90 УПК РФ о преюдиции. Прекратить дело можно лишь отменив решение о привлечении лица к административной ответственности. Как указано в пояснительной записке, фактически отменить такое постановление можно только по протесту прокурора, который внесет его в суд по результатам расследования в уголовном деле первого административного проступка. Однако такое расследование, по мнению авторов законопроекта, возможно лишь в случае исключения из ст. 90 УПК РФ административной преюдиции.

Депутаты полагают, что на сегодняшний день «в законодательстве образовалась несуразица». Не являются преюдициальными судебные решения, вынесенные в соответствии со ст. 226.9, 316 и 317.7 УПК РФ, принятые в особом порядке, а также по делам, дознание по которым проводилось в сокращенной форме. При этом постановления о привлечении к административной ответственности преюдициальны, хотя по таким делам расследование вообще не проводится. По словам разработчиков, законопроект направлен на устранение этого противоречия.

Правовое управление Госдумы не согласилось с инициативой

Между тем Правовое управление аппарата Госдумы не поддержало предложенные изменения.

Управление обратило внимание на тот факт, что в Постановлении КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П, на которое депутаты сослались в пояснительной записке, также указано, что повторное совершение лицом однородных административных правонарушений объективно свидетельствует о недостаточности имеющихся административно-правовых средств. Это, по мнению КС, может рассматриваться в качестве конституционно значимой причины для криминализации соответствующих деяний, которые, «оставаясь в своей нормативной первооснове административными правонарушениями, по характеру и степени общественной опасности приближаются к уголовно наказуемым деяниям и при определенных условиях способны причинить серьезный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона».

Правовое управление согласилось с тем, что повторное нарушение тех или иных запретов свидетельствует о том, что лицо, привлеченное к административной ответственности, не встает на путь исправления и продолжает умышленное нарушение «охраняемых правоотношений».

Сославшись на постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. № 4-П, от 3 февраля 1998 г. № 5-П и от 5 февраля 2007 г. № 2-П, управление указало, что преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. По его мнению, отмена административной преюдиции приведет к трудностям в правоприменительной практике, поскольку судья, рассматривающий уголовное дело, не вправе давать правовую оценку вступившему в законную силу постановлению суда, равно как и доказательствам, и иным фактическим обстоятельствам дела об административном правонарушении.

По мнению Правового управления ГД, добровольный отказ гражданина от обжалования решения суда о привлечении к административной ответственности не может служить основанием для умаления принятого судом постановления по делу об административном правонарушении.

Дополнительно Управление сообщило о том, что до внесения законопроекта в Государственную Думу на него в соответствии со ст. 8 Закона о введении в действие УК РФ необходимо получить официальные отзывы Правительства РФ и Верховного Суда. В настоящий момент информация о таких отзывах в Системе обеспечения законодательной деятельности отсутствует.

Эксперты по-разному оценили законопроект

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов полагает, что законодательная инициатива обречена на провал. «Законопроект направлен на умаление принципа обязательности исполнения судебных актов. С учетом этого перспектива пересмотра судебных актов по делам об административных правонарушениях в рамках уголовного процесса видится крайне сомнительной», – сказал он.

Сергей Гревцов поддержал позицию Правового управления Государственной Думы, отметив, что предлагаемые изменения нарушат баланс публичных и частных интересов, а также понизят значимость и важность постановлений по делам об административных правонарушениях.

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин в своем комментарии «АГ» отметил, что ему «категорически не нравится наличие в УК РФ составов с административной преюдицией». Тем не менее он посчитал «абсурдными» предлагаемые изменения. «Это противоречит принципу правовой определенности. Вступившее в законную силу решение суда обязательно для исполнения всеми государственными органами и гражданами. Его «ревизия» возможна только в вышестоящей судебной инстанции. Дознаватель или следователь не вправе ни расследовать обстоятельства, уже оцененные судом, ни пересматривать судебное решение», – подчеркнул Борис Золотухин.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Валерий Саркисов сообщил «АГ», что тезис авторов законопроекта о невозможности преюдиции решений, принятых при производстве по делам об административных правонарушениях, обоснован. Однако, по мнению адвоката, изменение в связи с этим редакции действующей ст. 90 УПК РФ излишне. «Недопустимость преюдиции судебных решений по делам об административных правонарушениях давно признана в теории. Это связано с особенностями данного вида судопроизводства, лишенного зачастую как состязательности, так и иных основных признаков, обеспечивающих принятие решений в ходе полноценного судебного процесса», – пояснил Валерий Саркисов.

Дополнительно он отметил, что обстоятельства, установленные при производстве по делам об административных правонарушениях, не являются преюдициальными при рассмотрении спора в гражданском и арбитражном судопроизводстве. «В уголовном судопроизводстве вопрос принятия без дополнительной проверки обстоятельств, установленных при производстве по делам об административных правонарушениях, встает наиболее остро в связи с наличием ряда составов, предусматривающих уголовную ответственность при условии повторного совершения деяния лицом, привлеченным к административной ответственности», – сказал адвокат.

Валерий Саркисов подчеркнул, что Верховный и Конституционный суды уже высказались по данному вопросу, «нацелив правоприменителей на необходимость проверки обстоятельств, послуживших основанием для привлечения лица к административной ответственности».

Видео (кликните для воспроизведения).

В то же время адвокат сообщил, что предложенная редакция ст. 90 УПК РФ в случае ее принятия может полностью исключить в сфере уголовного судопроизводства возможность апеллирования без дополнительной проверки к обстоятельствам, установленным судебными решениями по делам об административных правонарушениях. «В случае принятия законопроекта судебные решения по делам об административных правонарушениях в сфере уголовного судопроизводства будут обесценены до уровня обычного письменного документа, что вряд ли оправдано», – заключил он.

Источники

Преюдиция по административному делу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here